НА СТРАНИЦУ «НАУЧНЫЕ ТРУДЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

С.В. Заграевский,

академик Российской академии художеств,

профессор, доктор архитектуры

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ ТОПОГРАФИЯ ДОМОНГОЛЬСКОГО БОГОЛЮБОВА

 

Москва, 2017 г.

С.В. Заграевский (с) 2017

 

Аннотация

 

В 2017 году академик Заграевский провел исследования, призванные уточнить границы укреплений домонгольского города Боголюбова. Эти исследования показали, что этот город был одним из крупнейших не только в Северо-Восточной Руси, но и по общерусским меркам. Общая длина его укреплений составляла около 3,4 км, внешний периметр – 2,9 км. Город имел белокаменный детинец, в котором располагался белокаменный дворцово-храмовый комплекс («замок») князя Андрея Боголюбского.

 

 

То, что основанный в 1158 году князем Андреем Боголюбским домонгольский город Боголюбово, располагавшийся на месте современного одноименного поселка Суздальского района Владимирской области, являлся «полноценным» городом, а не небольшим загородным княжеским замком, автор настоящего исследования показывал неоднократно1. В специальном научном труде автор показывал и то, что Боголюбово при князе Андрее являлось столицей Северо-Восточной Руси2.

Тем не менее, истинные масштабы домонгольского города Боголюбова до последнего времени оставались неясными, так как исследователям были известны лишь очертания западной части его белокаменно-земляных укреплений, показанные на плане Н.Н. Воронина3 (ил. 1). Какой была форма восточной части этих укреплений, было неизвестно, и когда автор данного исследования писал о том, что общий периметр городской крепости оценивается примерно в 1,2–1,5 км4, он исходил лишь из ориентировочного продолжения северной линии валов в направлении оврага, расположенного к востоку от современного монастыря. Вопрос же о том, были ли у города какие-либо другие укрепления, никогда ранее не поднимался.

 

 

Ил. 1. План древней части современного поселка Боголюбово (по Н.Н.Воронину).

 

Весной и летом 2017 года автор провел исследования, призванные уточнить очертания боголюбовских укреплений. Результаты этих исследований приведены на карте, привязанной к схеме современной местности и спутниковой фотографии по состоянию на апрель 2017 г.5 (ил. 2).

 

 

Ил. 2. Карта укреплений домонгольского Боголюбова.

 

Римскими цифрами на карте обозначены:

I – белокаменный дворцово-храмовый комплекс Андрея Боголюбского («замок»);

II – часть города с белокаменно-земляными укреплениями (детинец);

III – часть города с дерево-земляными укреплениями (укрепленный посад);

IV – торг.

Сплошными линиями обозначены сохранившиеся укрепления, пунктиром – реконструируемые.

 

Для того, чтобы наиболее полно и наглядно прокомментировать эту карту, приведем ее еще раз (ил. 3), обозначив на ней арабскими цифрами комментируемые участки укреплений.

 

 

Ил. 3. Карта укреплений домонгольского Боголюбова с обозначением комментируемых участков.

 

1. Площадь перед дворцово-храмовым комплексом («замком») князя Андрея Боголюбского и сохранившиеся части «замка», одновременно являвшиеся и западной линией его укреплений (авторская графическая реконструкция6 приведена на ил. 4).

 

 

Ил. 4. Боголюбовский дворцово-храмовый комплекс и площадь перед ним. Вид с запада. Реконструкция автора.

 

Вопросам архитектурной истории этого «замка» посвящен ряд научных трудов автора этой статьи7, и здесь вновь подробно рассматривать этот вопрос не имеет смысла. В контексте данного исследования отметим лишь, что сохранившиеся части «замка» позволяют нам уверенно судить о расположении западного края его укреплений.

2. Северный и восточный края укреплений княжеского «замка». Их расположение в отсутствие новых археологических данных реконструировать невозможно8, поэтому они показаны лишь ориентировочно. «Замок» мог занимать и гораздо большую территорию, вплоть до восточного угла городских укреплений (см. комментарий 6).

3. Линия укреплений вдоль современной западной монастырской стены. Она может быть однозначно реконструирована исходя и из своей правильной формы, и из мысленного продолжения линии сохранившихся крепостных валов (см. ил. 1 и комментарий 7). Раскопки Н.Н. Воронина показали, что на этой линии укреплений были белокаменные стены и башни9.

4. Южный угол укреплений. Здесь линия современной монастырской стены отходит достаточно далеко от края обрыва над Клязьмой, и это позволяет сделать вывод, что крепостные укрепления шли не по линии этой стены, а по кромке обрыва. Это подтверждается и правильной формой этой кромки вблизи угла, и тем, что в противном случае южному комплексу пристроек к церкви Рождества Богородицы (см. ил. 4) негде было бы разместиться.

5. Линия укреплений вдоль Клязьмы. Эта линия подверглась сильным оползням (это подтверждается тем, что церковь Рождества Богородицы сильно осела в направлении склона10) и в настоящее время может быть реконструирована, исходя из ее сопряжения со скруглениями южного (см. комментарий 4) и восточного (см. комментарий 6) углов крепости.

6. Восточный угол укреплений (ил. 5). Сохранился в виде небольшого мыса, на котором стоит угол монастырской стены, показанный на плане Н.Н. Воронина (см. ил. 1). Между между этим мысом и Монастырским прудом (старицей Клязьмы) находится большой равнинный участок, т.е. размывание этой оконечности укреплений Клязьмой маловероятно.

 

 

Ил. 5. Восточный угол укреплений (под монастырской оградой).

 

7. Начало почти прямой линии укреплений, продолжающейся далеко на север (см. комментарии 11 и 16). Прямизна этой линии является дополнительным подтверждением того, что восточный угол укреплений сохранился (см. комментарий 6). Перед современной ул. Ленина эта линия и овраг перекрыты подсыпками под строительство большого кирпичного здания конца XIX века, в котором сейчас находится паломническая служба монастыря.

8. Ранее известные исследователям и обозначенные на плане Н.Н. Воронина (ил. 1) фрагменты валов, образующие угол, ранее считавшийся самой западной точкой города. Раскопки Н.Н. Воронина показали, что на этой линии укреплений были белокаменные стены и башни. Остаточная высота этих валов достигает 6 м (ил. 6). Перед ними с запада находится овраг с ручьем – притоком Клязьмы, с севера – заполненный водой ров.

 

 

Ил. 6. Вал, известный исследователям ранее. Вид от сохранившегося угла укреплений на юго-восток.

 

9. Сохранившийся террасированный уступ шириной около 10 м между валами и рвами (см. ил. 1 и комментарий 7). Вероятно, на этом уступе находилась еще одна линия стен.

10. Следы такого же террасированного уступа в овраге южнее современной ул. Ленина (ил. 7). Таким образом, мы вправе полагать, что такая дополнительная линия укреплений имелась по периметру всей части крепости, обозначенной на ил. 2 римской цифрой II.

 

 

Ил. 7. Следы террасированного уступа в овраге под западной монастырской стеной.

 

11. Искусственный остров (ил. 8). Валы и террасы перед ними (см. комментарии 8 и 9) в этом месте образуют почти прямой угол, и здесь непосредственно под углом валов был прорыт спрямляющий проток, частично показанный и на ил. 1. Зачем был нужен этот проток, образовавший на углу укреплений искусственный остров, – можно только строить гипотезы. Это могло быть связано и с необходимостью отвода избытка воды из рва во время весенних паводков, и с необходимостью создания изолированного укрепления.

 

 

Ил. 8. Вид с сохранившегося угла валов на спрямляющий проток и искусственный остров.

 

12. Продолжение известной ранее (см. комментарий 8) линии укреплений. Если из-за плотной застройки раньше было неясно, насколько далеко она заходила на северо-восток, то теперь, когда нам известно расположение южной и восточной линий укреплений, мы вправе ее реконструировать, исходя из наиболее вероятного направления – примерно параллельно южной линии, с примыканием к восточной под прямым углом.

13. Сохранившийся практически прямой вал, по которому проходит безымянный тупиковый проезд (ил. 9). Современная высота этого вала – 1,5–2 м, и расположен он не надо рвом, а над обрывом. Высота обрыва – примерно 5 м, и за ним располагается равнина, выходящая к Нерли (на этой равнине, вероятно, находился торг). Скорее всего, обрыв в этом месте был всегда, и древним строителям потребовалось лишь придать ему правильную форму.

 

 

Ил. 9. Безымянный тупиковый проезд на месте крепостного вала. Вид на север.

 

14. Сохранившиеся едва заметные остатки рва (в формы вытянутого углубления примерно на 1 м) на краю двора боголюбовской школы (ил. 10). Их можно было бы принять за естественное углубление, если бы они не лежали на практически прямой линии между сохранившимися фрагментами укреплений (см. комментарии 7 и 13).

 

 

Ил. 10. Остатки рва на краю школьного двора.

 

15. Несохранившаяся (за исключением отмеченного в комментарии 14 остатка рва) линия укреплений, которую можно уверенно реконструировать, исходя из всего изложенного в комментариях 7, 13 и 14.

16. Сохранившиеся практически прямые участки укреплений, состоящие из невысоких (не более 1 м) валов над прекрасно прослеживающимися остатками рвов (ил. 11). В этом месте природное плато резко понижается к северо-западу (перепад высот около 2 м), и, по всей видимости, при строительстве укреплений было произведено не только спрямление края плато, но и его террасирование.

 

 

Ил. 11. Остатки вала и рва. Вид на северо-восток от крайнего дома около жилого комплекса «Святово».

 

17. Часть укреплений, срытая в 2015–2017 годах при строительстве жилого комплекса «Святово». В разрезе вала на восточном краю жилого комплекса (ил. 12) видно, что этот вал представляет собой именно подсыпку грунта, что наряду с его практически прямым направлением подтверждает то, что это были крепостные укрепления, а не случайный природный феномен.

 

 

Ил. 12. Разрез вала с северо-восточной стороны ЖК «Святово».

 

18. Часть вала, срытая при начавшемся летом 2017 г. строительстве небольшого здания неизвестного назначения (ил. 13). В разрезе вала (ил. 14) также видно, что он представляет собой подсыпку грунта, а не природный феномен.

 

 

Ил. 13. Часть вала, срытая при начавшемся летом 2017 г. строительстве небольшого здания. Вид на северо-восток. Видно продолжение валов и рвов (под деревьями).

 

 

Ил. 14. Разрез вала при строительстве указанного здания.

 

19. Заметный на местности западный угол укреплений. Ров засыпан, вал исчез, но осталась терраса округлой формы высотой 1–2 м (ил. 15). Поскольку этот угол находится на пустыре, непосредственно примыкающем к ЖК «Святово», вероятно его скорое исчезновение. И в целом, если строительство в этом районе будет продолжаться, можно предсказать скорое полное исчезновение северо-западной линии боголюбовских укреплений.

 

 

Ил. 15. Западный угол укреплений (виден как линия с небольшим уклоном слева направо на заднем плане фото, начинающаяся от крайних домов ЖК «Святово»).

 

20. Северный угол укреплений, полностью скрытый под жилой застройкой, промышленным объектом и поворотом ул. Заводская.

21. Приблизительно реконструируемая линия укреплений (частично размытая, частично скрытая под застройкой и огородами) над обрывом к ручью – притоку Клязьмы.

Подведем итоги. Недалеко от слияния Клязьмы и Нерли в домонгольское время находился большой и великолепно (во всяком случае, по древнерусским меркам) укрепленный город. Общая длина его укреплений, не считая дворцово-храмового комплекса князя Андрея, составила около 3,4 км, в том числе часть города, имевшая белокаменные укрепления, – 1,4 км. Длина внешнего контура укреплений составила 2,9 км. Для сравнения: длина валов Переславля-Залесского – около 2,5 км, Юрьева-Польского – 2 км, Суздаля – 1,4 км, Дмитрова, Ярославля (Рубленого города) и Перемышля Московского – около 1 км, Звенигорода и Москвы (крепости 1156 года) – около 800 м. В Северо-Восточной Руси больше Боголюбова был только Владимир: внешний периметр его домонгольских укреплений составлял около 5,6 км11.

Очень большим городом было Боголюбово и по общерусским меркам: периметр валов Киева (города Ярослава) – около 3,5 км, Смоленска (города Ростислава) – примерно столько же. Периметр укреплений Переяславля-Русского (ныне Переяслав-Хмельницкий) был гораздо меньше – около 1,5 км, Новгорода и Старой Рязани (ныне Переславль-Рязанский) – около 1,4 км.

Каменных укреплений не имел вообще ни один домонгольский русский город, кроме небольшой крепости Ладога в Новгородской земле. А теперь, когда мы знаем, что снаружи каменных боголюбовских укреплений проходила еще одна фортификационная линия – дерево-земляная, мы вправе называть белокаменную часть города детинцем. Это тем более справедливо, что на этом месте до строительства города князем Андреем было меряно-славянское поселение12.

Подступы к Боголюбову были тоже хорошо защищены: на севере – городищем Круглица (северо-восточнее села Новое, примерно в 1,5 км от города), на юго-востоке – Покровским монастырем в устье Нерли13 (тоже примерно в 1,5 км от города), на западе – сплошной цепью крепостей, тянувшейся на несколько километров вплоть до Владимира (Курмыш, Сунгирь, Вознесенский и Константино-Еленинским монастыри)14.

Мы видим цельную фортификационную систему, свидетельствующую о профессионализме строителей боголюбовской крепости. Об их профессионализме свидетельствует и то, что дополнительная внешняя линия укреплений была проведена с напольной – наиболее угрожаемой – стороны детинца (как, например, в Москве стены Китай-Города относительно кремлевских стен). Впечатляет и исключительно эффективное использование строителями особенностей рельефа местности.

В течение какого времени строилась боголюбовская крепость, успели ли ее полностью завершить за годы княжения Андрея Боголюбского или достраивали позже, когда город уже лишился столичного статуса, – мы не знаем. Точно так же мы не знаем и то, как эта крепость заселялась, не была ли она полупустой с большими резервными территориями (как при Юрии Долгоруком – его несостоявшаяся столица Переславль-Залесский15). Были ли стены детинца целиком белокаменными, или с наименее угрожаемых сторон (например, со стороны обрыва к Клязьме или со стороны укрепленного посада) они все-таки оставались деревянными? Какой была первоначальная высота валов и глубина рвов, насколько точно мы реконструировали их исчезнувшие участки? Ответы на эти вопросы могут дать только новые археологические исследования.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Заграевский С.В. Боголюбовский архитектурный ансамбль конца 1150-х – начала 1170-х годов: вопросы истории и реконструкции // Памяти Андрея Боголюбского. Сб. статей. Москва – Владимир, 2009. С. 141–167; Заграевский С.В. Новые исследования памятников архитектуры Владимиро-Суздальского музея-заповедника. М., 2008. С. 108–129; Заграевский С.В. Великокняжеский замок в Боголюбове: опыт графической реконструкции. В кн.: Материалы XVII межрегиональной краеведческой конференции (20 апреля 2012 г.). Т. 1. Владимир, 2013. С. 296–312; Заграевский С.В. К вопросу о столицах Северо-Восточной Руси: Переславль-Залесский при Юрии Долгоруком, Боголюбово при Андрее Боголюбском // Материалы ХХ межрегиональной краеведческой конференции (17 апреля 2015 г.). Владимир, 2016. С. 296–306.

2. Заграевский С.В. К вопросу о столицах Северо-Восточной Руси…

3. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XIIXV веков. М., 1961–1962. Т. 1. С. 201.

4. Заграевский С.В. Все соч., указ. в прим. 1 и 2.

5. Использовались схема и спутниковые фотографии «Яндекс».

6. Заграевский С.В. Великокняжеский замок в Боголюбове: опыт графической реконструкции…

7. См. прим. 1.

8. В.К. Емелин утверждал, что площадь боголюбовского дворцово-храмового комплекса составляла всего 8 соток (Емелин В.К. Планировочная структура оборонительных сооружений периода княжения Андрея Боголюбского (на примере Боголюбовского замка). Доклад на областной краеведческой конференции. Владимир, 22 апреля 2005 г.), но это утверждение основывается на форме не домонгольского, а современного склона, а последний получил свою форму в результате сильных оползней (см. комментарий 5 в настоящей статье).

9. Воронин Н.Н. Указ. соч. С. 204–208.

10. Там же. С. 309.

11. Заграевский С.В. Историческая топография домонгольского Владимира. М., 2016. Гл. 1.

12. Маслов В.М. Археологическое изучение Владимира и Боголюбова с 30-х годов XIX века до настоящего времени // Памятники истории и культуры. Вып. 2. Ярославль, 1983. С. 15–31.

13. Заграевский С.В. Вопросы ранней истории Покровского монастыря на Нерли // Материалы ХХI межрегиональной краеведческой конференции (18 апреля 2016 г.). Владимир, 2016. С. 194–201. 

14. Маслов В.М. Указ. соч.

15. Заграевский С.В. К вопросу о столицах Северо-Восточной Руси…

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора и сайт запрещено.

© С.В.Заграевский

 

НА СТРАНИЦУ «НАУЧНЫЕ ТРУДЫ»

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА